Supernatural. Vitium et virtus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Black velvet

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Код:
<!--HTML-->
<style type="text/css">
.instab { width: 280px; height: 280px; position: relative; overflow: hidden; }
.instab .insta { position: absolute; bottom: -280px; background-color: rgba(250,250,250,0.7); width: 260px; height: 260px; font-family: 'Marvel', sans-serif; font-size: 9px; text-transform: uppercase; letter-spacing: 2px; text-align: justify; overflow: hidden; line-height: 100%; color: #ffff; padding: 10px; transition-duration: .6s; -webkit-transition-duration: .6s; -moz-transition-duration: .6s; -ms-transition-duration: .6s; -o-transition-duration: .6s; }
.instab:hover .insta { bottom: 0px; }
</style>
<link href='http://mzxw45dt.m5xw6z3mmvqxa2ltfzrw63i.cmle.ru/css?family=Marvel' rel='stylesheet' type='text/css'>

<center><div style="width: 260px; background-color: #152d48; color: #fff; padding: 20px; font-family: 'Marvel', sans-serif; font-size: 20px; text-align: left; line-height: 100%; text-transform: uppercase; border-bottom: 3px double #432223;"><div style="float: left; margin-right: 20px;"></div> Black velvet </div><div style="width: 280px; padding: 10px; background-color: #fafafa;"><div class="instab"><div style="background-image: url(http://s2.uploads.ru/OUpL8.jpg); width: 280px; height: 280px;"><div class="insta"> 

<center><b>участники:</b> Марбас, Похоть.</center><br>
<center><b>время:</b> сентябрь, 2008 год.</center><br>
<center><b>место:</b> Детройт, отель "Crowne Plaza".</center><br>
Темные силы слишком эгоистичны и самовлюбленны, чтобы объединяться. Но бывают ситуации, когда их интересы могут совпасть. И тогда их тандем превратиться в нечто опасное и непредсказуемое.
</div></div></div></div></center>

0

2

Когда Марбас еще только столкнулся с Азазалем, то ничего не сулило той беды, которая случилась. Конечно, желтоглазый всегда был немного не в себе, с адекватностью, даже если сравнивать с демонами, у него были большие проблемы. Но вот чего нельзя было ожидать, так это того, что он действительно поведет все до конца, любыми средствами продолжая давить на смертных. Всадники, грехи, огромное количество демонов. Сложно было вообразить себе больший хаос, чем этот. В окружении грехов все начинали им поддаваться, причем сами того не понимая. Неистово и яростно смертные жаждали того, что являли собой грехи. Прекрасные и могущественные, как всегда считал Райан. Считал он так не потому, что они были приближены к Люциферу или имели большую силу, чем он сам. Нет. Они были прекрасны потому, что не зависели ни от кого. Пусть некоторые из них и согласились помочь Азазелю, но в любой момент они могли передумать и изменить свое решение, просто молча уйдя с поля боя. Кроме них такая возможность была еще у Всадников, но те вообще всегда были сами по себе и им было категорически плевать на все. Всадники независимы ни от чего, поэтому их помощь лишь любопытства, который мог пройти так же быстро, как и загорелся.
В какой-то момент вся система, которую он успел выстроить за пятьсот лет, начала ломаться, она ссыпалась белым мелом на темный паркет и оставляла на нем грязные разводы. Демон мог лишь подпирать разрушающуюся конструкцию новыми балками, но и они не выдерживали тяжести и начинали трещать. По сути подпорки он использовал для того, чтобы выиграть время, чтобы понять, что ему теперь делать, чтобы все не рухнуло окончательно.
Проблема была в том, что Уивер так и не выбрал сторону в плане Апокалипсиса. Он не встал ни на чью сторону, предпочитая полнейший нейтралитет. Ему было плевать на войну между ангелами и демонами всегда, это вообще волновало его в последнюю очередь. Что толку с того, что пернатые воют с перепончатыми? Ну случаются от этого катаклизмы, ну так и что толку то. От их войн ничего не изменилось со времен сотворения мира и сейчас вряд ли что-то изменится. Все может изменить только бой Люцифера с Михаилом, к которому все постепенно и продвигалось. Было только одно "но" - зачем же устраивать такой переполох на ровном месте? Нет бы спокойно все сделать, выпустить Люцифера... Азазель явно преследовал какую-то свою неадекватную цель. Неадекватную потому, что такие игрища свойственны маленьким детям в саду, а не уже престарелым демонам с огромным стажем "работы". Так или иначе, а стоило большинству ангелов и демонов оказаться в мире смертных, как вдруг выяснилось, что нейтралитет это ужасно сложная штука. Все сверхъестественное, что умело разговаривать и имело мозги, хоть какие-то мозги, пыталось переманить Марбаса на свою сторону. Потому что никто не понимал позицию нейтралитета. Ее могли принять у Грехов или Всадников, но обычные демоны, вроде того же Райана, должны были встать в ряд войска. Однако, сам по себе он считал иначе. Две тысячи лет это тоже хороший срок, он уже имел свои позиции в Аду и был все-таки не маленьким сосунком, с которым можно было бы спокойно враждовать и заставлять. Но во всем хорошем есть и свое плохое. Младшие собратья его может и не трогали, а вот более солидные демоны и им подобные начинали давить все сильнее, вынуждая передвигаться с места на место и откровенно прятаться.
Марбас ненавидел выставлять себя трусом. Главным образом потому что он им не был. Он мог быть кем угодно, но только не трусливой маленькой собачкой. Именно поэтому он начал искать выходы. Ему просто надоела беготня и чувство того, что пекло раскаляется и вокруг сгущаются тучи. Нейтралитет дорого стоит и ради него вполне можно пойти на жертвы. Определенные жертвы. Стоило только подумать об этих жертвах, как появился вариант. В Детройте, что не так далеко от основного места обитания Марбаса - Чикаго, обнаружился некий крупный бизнесмен, который не имел никакого прошлого. Если даже желтопрессные писаки не смогли ничего найти, значит, ничего действительно нет. Это натолкнуло механика на мысль о том, что слухи о Грехах и Добродетелях в больших городах - не пустой треп. Разрыв немного информации об этом любопытном персонаже, он пришел к однозначному выводу - это Похоть. Грех хоть и встал на сторону Ада в этой битве, все же оставался более или менее нейтрален, что позволяло вполне спокойно воспользоваться его защитой, если удастся найти с ним общий язык. На выяснение того, что же может быть нужно прекрасному, во всех смыслах этого слова, созданию, ушло гораздо больше времени, чем на выяснении его природы, зато оно явно того стоило.
Райан не стал появляться внезапно, как возвратившийся из Ада Винчестер старший. Он предпочел более осторожный вариант встречи. Переданная записка, с указанным местом и временем встречи, должна была сработать как прекрасная наживка для любопытного Греха. О его любопытстве тоже пришлось узнать и именно ему в большей степени был благодарен демон. Возможно, что это самое чужое любопытство сможет несколько упростить ему жизнь.
-Место встречи изменить нельзя, да? -почти себе под нос произнес тот, хрипло и с легкой усмешкой. Он действительно был уверен, что Похоть, известная миру под именем Лионель Джейден, не откажет себе в желании удовлетворить интерес. Именно поэтому услышав щелчок дверной ручки он ни капли не удивился, только расплывшись в довольной ухмылке.

+2

3

Сказать, что Похоть от момента сотворения мира был любопытным, как кошка, - значит, ничего не сказать.
Любопытство жгло его нестерпимо, мучительно, он не мог игнорировать его, не мог заставить себя переключиться. Это было сродни самой изощренной пытке, разве что грех не чувствовал боли. Зато, если его неуемный интерес не был удовлетворен, испытывал самое настоящее раздражение. Настроение портилось моментально, и Лионель не мог успокоиться до тех пор, пока не разбирался с проблемой. Либо устранял ее причину. Последний вариант его не особо устраивал, но, как говорится, с глаз долой - из сердца вон. К счастью, забывал он об этих вспышках неутоленной любознательности так же быстро, как и загорался, и только это спасало мир от тотального уничтожения.
Полученная записка пробудила в нем не столько любопытство, сколько искреннее восхищение. Автор бы еще пергамент с формулой вызова стрелой к его двери пришпилил. Подобного нахальства он давно не встречал. Вызвали, как продажную девицу, запиской. Еще бы букет цветов приложили.
Раздумывал он недолго. Осторожность не была ему свойственна, кроме того, в этом мире ему некого было бояться. Охотники были слишком слабы, чтобы справиться с первородным грехом, а он, во избежание столкновений с их назойливостью и мстительностью, попросту старался с ними не пересекаться.
Мысль о том, что автор записки может оказаться кем-то из их братии, грех сразу же отбросил. Эти ребята были просто помешаны на трудностях и не искали легких путей. С них бы сталось подослать к нему кого-то, устроить засаду в каком-нибудь заброшенном  доме, но уж точно не назначать встречу в люксе дорогого отеля. Эти голодранцы пожалели бы таких денег. И ради чего? Убить его нельзя. А поговорить можно и в окружении более дешевого антуража.
Поэтому, отложив запланированные на этот вечер дела, Джейден, снедаемый любопытством и предвкушением, с легким сердцем направился в отель.
И только когда вошел, понял, что в этот раз на его слабости внаглую сыграл один из старых знакомых.
- О, нет, - картинно закатил глаза Лионель, затворяя за собой дверь. - Ты! Марбас, какого черта? К чему эта таинственность? Мог бы просто позвонить. Кстати, отлично выглядишь, - он с ног до головы окинул демона любопытным взглядом и удовлетворенно кивнул. - Однозначно намного лучше, чем в последнюю нашу встречу. Когда это было, кстати? Кажется, в пятнадцатом веке, в Риме? Или нет, во Флоренции. Точно, именно там.
С этим демоном его ничто не связывало, но именно это и нравилось Похоти. Марбас был упрямым и самостоятельным, терпеть не мог плясать под чужую дудку и всегда преследовал только свои интересы, не отвлекаясь на пожелания начальства. Эти черты роднили его со смертными грехами, те тоже не любили гнуть спину на кого-то еще.
Они пересекались несколько раз, но эти встречи носили легкий и непринужденный характер. Демон не пытался втравить Похоть в свои интриги, и Лионель мог с чистой совестью наслаждаться обществом интересного и в каком-то смысле экстравагантного слуги Ада в полной уверенности, что тому от него ничего не нужно.
Но времена меняются, и после того, как к нему с предложением сотрудничества пришел Азазель, он уже ничему не удивлялся. Предложение Азазеля он принял не потому, что решил поддержать Люцифера, вовсе нет. Этот падший ангел, слишком заносчивый, высокомерный, самоуверенный, уж очень похожий на него самого, мало его интересовал. С ним Похоть как в зеркало смотрелся. Неинтересно, скучно, никакого разнообразия. Поэтому в отличие от Азазеля, который верно служил своему господину, Похоть ввязался в эту войну из чистого любопытство, того самого, которое, как говорится в поговорке, кошку сгубило. Лионель очень надеялся, что у него концовка будет иной, в любом случае, он всегда может сдать назад и напомнить зарвавшимся демонам, что они обратились не по адресу.
Мысль о том, что Марбас может работать на Азазеля, была любопытной, неожиданной, но неумной. Как бы плохо не знал Похоть этого демона, одно он мог сказать точно: тот ненавидел давление. А Азазель не просто давил, он пер асфальтоукладочным катком. В принципе, это была еще одна причина, заставившая Похоть согласиться на сотрудничество. Ему надоело убеждать желтоглазого демона в том, что ему не интересны все эти небесно-адские интриги.
- Оказался поблизости и решил меня навестить? - Лионель улыбнулся и подошел ближе, решая, стоит ли располагаться поудобней или предложить демону прогуляться в более приличное место. Но взгляд, брошенный им на огромную кровать, заставил повременить со встречными предложениями. Марбас действительно в этом теле выглядел чертовски сексуально и притягательно. - Это так мило. А где цветы, коньяк, трубадуры под окнами? Теряешь хватку?
Джейден сделал шаг вперед, обнял мужчину за талию и, притянув к себе, поцеловал в губы. Маленькая месть за дурацкую записку. Отстранившись, Похоть усмехнулся, подмигнул старому знакомому и опустился в кресло, устраиваясь поудобней.
- Виски тоже подойдет. И говори, что тебя привело ко мне. Ты знаешь, что я не поверю в то, что ты пришел на встречу, потому что соскучился.

+2

4

Когда у тебя есть конкретная цель, ты всегда стремишься побыстрее ее достигнуть, чтобы следом поставить себе новую. Стремление к чему-то на самом деле можно назвать пороком, почти грехом. Ведь в большинстве своем все стремятся к чему-то с целью приобрести какие-то полномочия, бонусы или награду. Это не более, чем жадность. Ну или в крайнем случае удовлетворение своей гордыни. Стремление к цели - греховная штука. При таком раскладе начинаешь понимать, почему набожные жрицы пропагандируют смирение и отказ от стремлений вообще. Однако, Марбас святым не был и уж точно не был набожной жрицей, а потому сейчас он всем существом стремился к единственной цели - достижению спокойного нейтралитета. Ему нравилась свобода, кому не нравится быть хозяином своих поступков? Не любящий под кого-либо прогибаться и уступать, демон всегда умудрялся вылезти сухим из воды и остаться на стороне нейтралитета не смотря ни на что, но сейчас начинало откровенно припекать и спасти от этого его мог только Лионелль. Удивительное дело, только союз с Похотью может обезопасить от всевозможных проблем. Главным образом потому, что многие демоны боялись первородного греха и не рискнули бы спорить с его решением доверять Райану. Пусть не на стороне Ада, но все-таки он и не спешил вприпрыжку помогать противникам Азазеля и его банды, так что один простой договор мог вернуть все на круги своя. Гордость от подобных решений обливалась кровью, зажимаясь в терновых тисках, но даже еще один порок не мог склонить его к отказу от договора. Если хочется жить так, как тебе нравится, значит, где-то придется уступить. Выгода не получается просто так. Это взаимозаменяем, бартер.
-Переживал, что если под окнами будут стоять красавцы трубадуры, то ты до меня просто не дойдешь, -мужчина повернулся к пришедшему лицом, почти сразу же получив поцелуй в качестве, видимо, некоторой мести, так как неожиданность данного действия заставила Марбаса ненадолго зависнуть. В обществе первородной Похоти вообще очень сложно сохранять здравую голову, но для демона перетерпеть подобное было не так трудно, как для всех прочих. Когда ты и так пристрастен к пороку сложно заставить тебя придаваться ему еще больше.
Услышав мгновенный переход к деловому тону, Уивер усмехнулся, предпочитая удовлетворить просьбу и о выпивке, и о разговоре. Весь этот бал-маскарад сейчас был ни к чему, все-таки главной целью было и оставалось прийти к тому, что может оказаться адекватной ценой за... защиту? Это слово чертовски не нравилось демону, но другого он пока не смог найти, чтобы как можно точнее описать то, что ему нужно. Однако, никто не заставляет его приходить именно к такому выводу. Поддержка и союз не обязаны быть защитой. От этой мысли бушующая гордость утихала, а взгляд становился спокойнее.
Налив в два стакана виски, Марбас подал один из них Греху, а сам сел в кресло напротив него. -Я хочу заключить с тобой договор, -прямо начал тот, не желая петлять и врать. К тому же Джейден прекрасно чувствовал ложь, так что это вообще был бесполезный номер, с ним было выгоднее говорить прямо в лоб и правду, что лишний раз заставляло демона пропитываться некоторой уверенностью в том, что он делает выгодный для обоих шаг, -Ты у нас просто звезда, полезшая в апокалиптическое пекло из любопытства, -сделав крупный глоток алкоголя, он слегка цокнул языком, устремляя взгляд на собеседника, -Иного варианта, почему ты встал на сторону Ада, я просто не знаю. По этой же причине ты можешь спокойно уйти, когда тебе в голову взбредет, потому что тебя вряд ли могу интересовать дрязги с небозадой армией.
Райан покрутил в руках стакан, переводя взгляд с Похоти на граненое стекло, в котором переливалась жидкость, причудливо отражаясь в гранях, оставляя капли на прозрачных стенках. Он знал свой текст и знал, что должен говорить, поэтому его молчание было не более, чем ожиданием реакции. В зависимости от того, проснется ли любопытство в первородном грехе еще сильнее, шансы на успешно потраченное время были разные.
-Я не собираюсь участвовать в этом бедламе, -снова подал голос тот, все еще продолжая наблюдать за жидкостью в стакане, -Битва на ректальных свечках меня вообще мало интересует, так что выбирать сторону я не собираюсь. Но зато этого хотят остальные, -демон сделал акцент на последнем предложении, заострив на нем внимание. По сути своей он изложил то, чего хочет, избегая прямой формулировки, которая так болезненно била его по самолюбию. Нейтралитет с каждым разом обходился все дороже, но пока он еще стоил свеч. Главное, чтобы не ректальных.
-Люди известны мне со всех сторон. Все их достижения, все изобретения. Я покажу тебе все, что ты захочешь, но мне нужна твоя поддержка, -залпом осушив стакан и при этом ни капли не ощутив опьянения, он поставил пустую тару на стеклянный столик между ним и Лионеллем, ожидая какого-нибудь выпада. С этого станется сначала посмеяться и повеселиться, как ребенок на каруселях, а потом подойти серьезно. Временами можно было даже забыть, что этому взрослому детяти уже не одна тысяча лет и он старше тебя. -Если ты сейчас хоть слово скажешь про защиту, то я тебя водой оболью, -мужчина расплылся в ухмылке, подливая в стаканы новую порцию алкоголя.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC